25.05.2012
Большая вода
Озеро Большое Голое - вода возле зданий. Фото Давыденко А
Паводок 2012 года в районе Хопёрского заповедника оказался довольно высоким.  Максимальный подъём воды от уровня марта составил 5 метров. Это превысило среднемноголетние значения почти на полтора метра (146 см). Последний подобный паводок наблюдался в 2006 г. (на 18 см ниже нынешнего). А всего за время наблюдения (с 1972 г.) больших паводков отмечено 7. Из них выделяется половодье 1994 г. превосходящее 2012 г почти на полметра. А на расположенных по соседству притоках Хопра второго порядка Елань Савала и др., по свидетельству местных жителей, таких потопов не было уже давно.
Интересно что, нынешний разлив произошёл на фоне очень низкого уровня грунтовых вод (последствия предшествовавших засух). Почва промерзала не глубоко и протаяла быстро. Запас снега заметно превышал среднемноголетние значения, но не был рекордным. Наиболее эффективно сработал лишь один фактор – дружная весна, без предваряющих оттепелей, на обширной территории всего водосбора.
Как всегда в такие годы, заполнились пересохшие и сильно обмелевшие в прежние годы озёра. Кроме них, ушедшая вода оставит большое количество временных водоёмов (засушек) со своеобразными биотопическими условиями и видовой наполненностью. Начали подниматься и достаточно инертные грунтовые воды. Зарядился «гидрологический аккумулятор» поймы - пересохшие черноольховые леса вновь стали болотами.
Мощный водный поток подмыл и обрушил крутые берега излучин, нарастил косы, изменил фарватер. В размокшей почве  не смогли устоять многие древесные исполины.
Череда засушливых лет, когда река не выходила из берегов, или заполнялись лишь прирусловые озёра молодой поймы с относительно низкими ериками, не давала возможности нормально отнереститься рыбе.  Мощный паводок этого года обеспечил хорошие условия для перераспределения и весенней миграции водных и околоводных животных и нереста рыбы. Кроме того, в годы малой водности дополнительным мощным негативным фактором добавлялось браконьерство. Ход рыбе по узким коридорам ериков легко перекрыть. И, часто, не столько поймать, сколько не пустить рыбу к нерестовым участкам. При выходе воды за пределы ериков, благодаря высокому уровню и заполнености поймы антропогенная нагрузка была сведена к минимуму.
Задержка схода хорошо прогретой воды превратила сенокосные поляны в рыбьи и лягушачьи ясли. А обильным кормом можно было просто дышать. В некоторых местах казалось, что соотношение дафний и воды – 1:1. Встречались и довольно редкие гости – экзотические ракообразные щитни. Вообще, для многих видов тёплые мелководья залитых полян – единственная возможность после часто многолетней паузы увидеть белый свет.  
Ещё до начала спада воды стало ясно, что год повышенной водности принесёт и большого комара. Причём, несколько предыдущих лет его почти полное отсутствие даже начало тревожить. На их фоне (к хорошему привыкаешь быстро) массовое нашествие кровососов особенно впечатлило. Хотя, справедливости ради, следует признать что, такой численности не отмечалось уже 27 лет. И прямой связи обилия комаров и силы половодья не прослеживается. Насколько долго продержится это нашествие предсказать невозможно. В подобном 1985 г. (с вполне рядовым паводком) в лесу без реппелентов было неуютно даже в сентябре. Как и тогда, в этом году уже была отмечена гибель домашнего скота заеденного до смерти или задохнувшегося. Срок жизни комара, как правило, меньше месяца. Но от откладки яиц, до вылета взрослого насекомого, – всего неделя. Большую роль может сыграть погода, прервав цикл развития. К тому же неизвестен видовой состав нынешней вспышки.
И самки и самцы этого племени могут прожить питаясь только нектаром. Но для хорошего воспроизведения - нужна кровь. Почувствовать человека или животное самка способна на расстоянии до 2-3 км. Скорость разлёта комаров от места выплода в среднем 100 метров в час (в разреженном) и 10 метров в час (в густом) лесу. А зона разлёта достигает 1 км.
Массовые расправы с комарами предпринимались неоднократно. В Швеции, например, в этом году намечены инсектицидные бомбёжки с вертолётов. Но в заповеднике такие мероприятия недопустимы. Ведь ненавистные для нас полчища, – основа питания огромного количества животных поймы. Да и личинки самих комаров (фильтраторы или отскрёбыватели) - питаются водными микроорганизмами. Поэтому, придётся терпеть, и уповать лишь на реппеленты и погоду.
Нельзя не отметить из негатива что, помимо возрождения большого гнуса паводок в полной мере проявил наше варварское отношение к любимым уголкам отдыха. Пополам с обычным лесным хламом река несла самый разнообразный мусор из «авгиевых конюшен» поймы. А в заторах у зависших деревьев формировались целые острова из пластиковых бутылок.
Из побочных эффектов мощного половодья можно отметить временные неудобства для многих лесных жителей, выдавленных водой и за пределы разлива, на деревья и на редкие островки. В это время чаще пересекаются дорожки человека и гадюки (на её беду). Гнездящимся на земле птицам (за исключением водно-болотных) придётся подождать с выводом птенцов. Не дождавшись схода воды, некоторые почвенные обитатели просто погибли.
И всё же, такие паводки - неотъемлемая часть жизни поймы. Без них существование разнообразного мира Хопёрского заповедника совершенно невозможно.  
Вот и лес помыли
Загрузить Adobe Flash Player